Афера китайского заговорщика раскрыта

Этот год выдался насыщенным. Во время китайского Нового года шанхайский гонщик Хань Хань, которого разрекламировали как кумира молодежи, опубликовал нехорошие статьи о демократии и свободе слова, также плохо отозвался о подготовке революции в Китае. Скоро эти его статьи очень раскритиковали, и он растерял как звание кумира, так и огромную часть собственных фанатов.

Но скоро это событие стало развиваться. Люди, которые осуждали взоры Ханя, в конечном счете, узрели ересь в его статьях и стали грозить довести дело до суда с претензией на сумму в 10-ки миллионов юаней.

Тем временем очередной увлекательный спектакль начал завлекать внимание общества. Речь об одной из центральных фигур «чунцінської стратегии» — начальника милиции городка Чунцина Ван Ліцзюня.

Вана расхваливали как бойца против мафии в период кампании «восхваление бардовых и удар по черному обществу», которую инициировал Бо Силай, секретарь компартии Чунцина. Невзирая на это, не так давно Ван ездил в южноамериканское представительство в городке Чэнду, чтоб просить политическое убежище.

В некий момент это событие вышло за рамки городка, перегрузила китайский веб новостями и комментами. Представители Китая и США гласили об этом неуверенно.

Когда Бо Силая выгнали из политических кругов Пекина и назначили на должность председателя компартии Чунцина в 2007 году, он был настроен биться, чтоб возвратиться в правящую вершину партии.

Согласно обычаям компартии Китая (КПК), люди, которые смогли удачно продвинуться до высочайшего ранга либо которые смогли избежать суровой угрозы, сделали это благодаря неким необыкновенным достижением либо признанию вершиной партии. Разумеется, что Бо Силай желал идти этим методом и вернуть собственный ослабленный статус.

Таким макаром, он равномерно разработал кампанию «восхваление бардовых и удар по черному обществу», которую именуют «чунцінська стратегия». Поэтому желал заручиться публичной поддержкой и благодаря этому пробраться в неизменный комитет политбюро компартии. Этот шаг также стал началом всех комментариев на данную тему.

Какова же предпосылка в этой кампании, которая восхваляет коммунизм и борется с скрытыми группировками, которых обычно именуют «черным обществом» в Китае?

Сущность в том, что компартия неизлечимо больна: она растеряла признание и поддержку народа. Фуррор моделей Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина заключался в том, что они получили признание и поддержку народа либо методом обмана, либо наданняя малозначительных выгод. Все же, люди теряют доверие к ней, а однопартийная диктатура коммунистической партии прогнила до основания.

Для того, чтоб сохранить однопартийное правление, нужно возвратить народную симпатию. Конкретно по этой причине партийный фаворит Поэтому и инициировал свою кампанию.

Бо Силай поощрял петь «красные песни» поэтому, что на данный момент много малообеспеченных людей тоскуют по мерами общественного обеспечения при правлении Мао Цзэдуна. Новый маоизм имеет широкую поддержку посреди низших слоев общества.

Эти нуждающиеся люди, которых при помощи современного бюрократического капитализма лишили льгот в области охраны здоровья, образования, жилища и т.д., имеют сильные мятежные настроения. Большая часть из их не решается выступить против деспотизма. Таким макаром, они обязаны перед лицом современной политики отстаивать прошедшее, другими словами, восхвалять соц обеспечение времен Мао Цзэдуна как противоположность сегодняшнему бюрократическому капитализму.

Хвалить старенькые времена с целью высмеять нынешний режим, все же, не очень разумно. В конце концов, партия, по-прежнему уважает Мао, по последней мере, на публике. Но Бо Силай желает использовать это новое веяние и заручиться поддержкой населения.

Невзирая на то, что люди вдохновились петь красноватые коммунистические песни, не вышло никакого реального конфигурации в рассредотачивании богатства. Так как не отважился поменять механизм имеющегося бюрократического капитализма. Потому его восхваления бардовых остались обычный формальностью

Он не мог получить поддержку публичного представления без существенных достижений. Восхвалять бардовых было недостаточно для конфигурации аппарата компартии. Таким макаром, после того как были размещены песни, которые восхваляют красноватый движение, никто не направил на их внимания.

2-ая часть «чунцінської стратегии» заключалась в том, чтоб биться с криминальными группировками, так именуемой темной мафией. Сейчас в китайском обществе всюду кланы, которые работают вместе с бюрократами. В дополнение к экономической эксплуатации и политических репрессий, которые производит коммунистический режим, обыденных людей также употребляет и подавляет мафия. Общество заполнено чувством обиды.

Потому, когда секретарь партии Бо начал свою кампанию борьбы с потаенными кланами, поначалу он получил одобрение от большинства людей. Но так же, как и 1-ая часть его кампании, это оказалось обманом; лиса не может всегда прятать собственный хвост, потому реальная картина скоро раскрылась.

Люди смеялись: бойцы с темными перевоплотился в темных бойцов. Почему их стали именовать «черные борцы»? Так как Бо Силай и Ван Лицзюн, которые прославились в провинции Ляонин, монополизировали криминальный мир «черной мафии». Практически бюрократы и мафиозные группировки стали одной семьей. В этом плане в «чунцінської стратегии» было две особенности.

1-ая заключалась в том, что Бо Силай и Ван Лицзюн начали искоренять раздроблены и тяжело контролируемые малые банды, чтоб сохранить и укрепить криминальный мир, который могут держать под контролем бюрократы. Создание головного клана посодействовало бы им достигнуть собственных политических и экономических целей, также позволило бы участвовать в нелегальных действиях, которые неприемлемы для чиновников. Таким макаром, они смогли бы достигнуть беззакония эры Мао Цзэдуна и власти над обществом.

2-ая черта стратегии заключалась в том, что они желали избавиться от диссидентов под прикрытием этой кампании. Методом объединения собственных целей с потаенными кланами, они могли, по публичной поддержки, убрать собственных политических врагов и должностных лиц, которые небережно служат им, также убрать неких оппонентов в экономике и присвоить для себя их имущество.

Таким макаром, при реализации «чунцінської стратегии» они смогли бы пожинать как политические, так и экономические плоды, и в то же время заработать неплохую репутацию. Не умопомрачительно, что многие обозреватели оценивают Поэтому как ханжи номер один сегодняшней эры.

Для заслуги этих 2-ух липовых «анти-преступных» целей они использовали нелегальные способы пыток, также поощряли коррупцию в судах. Как и в более поздние времена эры Мао, такие деяния безизбежно затронули интересы определенных групп в правящем классе и вызвали отрицательный отзыв.

Выживание Вана

В согласовании с трактатом «Искусство войны» известного китайского стратега Сунь-цзы, первым ударом необходимо отрезать слабенькие крылья, а позже штурмовать главное тело, которое уже ослабло. Таким макаром, Ван Лицзюн, служащий партийного фаворита Бо, оказался в угрозы: он не мог не бросить улик собственных злодеяний в его липовой кампании, направленной против криминальных кланов.

Потому Так попробовал отрезать этот гнилостной хвост, как обычно делают в таких случаях. Но у Ван Ліцзюня не так слабенький нрав, чтоб его растоптали, как это случилось с его предшественником Вэнь Цяном (7 июля 2007 года Вэнь Цяна казнили, и он стал первым высокопоставленным начальником милиции, который получил такое наказание).

Логика Вана заключалась в последующем: если вы бессердечные, то я не буду добр к вам. Он лишился группы внешнего наблюдения, которая следила за ним, и привлек к для себя много внимания. Ван дрался за свое выживание как будто рыба, попавшая в сетку и пробует порвать ее.

На 1-ый взор, резонансный поход в южноамериканское представительство является личным внезапным поступком Ван Ліцзюня. Но по сути это неминуемый итог криводушной политики. Было огромное количество схожих случаев в истории и современности, в Китае и других странах мира. Разница только в том, что сейчас инцидент произошел достаточно стремительно и сделал большой шум. Независимо от политического грядущего Бо Силая, так именуемая «чунцінська стратегия», непременно, уже потерпела беду.

Вэй Цзиншен

Вэй Цзиншен — узнаваемый китайский диссидент. Он получил много премий в области прав человека, в том числе премию имени Роберта Кеннеди в 1996 году, премию «За свободу мысли» имени Андрея Сахарова и заслугу за сохранение мира имени Улофа Пальме в 1994 году.

Предоставлено фондом Вэй Цзіншена (www.weijingsheng.org). Оригинал статьи был озвучен в эфире Радио Свободная Азия.ско Гавилан

———————————-

Китайський режимЧитайте другие статьи о последние судьбоносные действия в Китае в спецрубриці Величавой Эры «Китайский режим переживает кризис». Обозреватели Китая отмечают, что разгоряченная борьба за власть, возможно, приведет к реформированию политической системы страны. Проследите, как развивалась эта борьба в хронологическом порядке. Узнайте в лицо основных фигурантов борьбы за власть в правящей вершине Китая.