Китайский журналист разоблачает незаконный захват земли чиновниками

Обширно узнаваемый своими журналистскими расследованиями в New York Times, также заключением на три года в Китае за «разглашение гос тайны» Чжао Янь сейчас проживает в США со статусом беженца. Он пользуется значимой популярностью посреди бедной части населения Китая.

Чжао предназначил свою жизнь расследованию трудности захвата земли в Китае и разработал советы относительно того, как крестьянам биться с «хищными» бюрократами.

Поначалу Он работал литературным критиком, а позже милиционером. Из милиции его уволили в 1987 году во время анти-буржуазной либеральной кампании. В 1997 году Чжао стал интересоваться неувязкой нарушения прав фермеров.

Его друг журналист Шен Сюею был обвинен по сфабрикованным свіченнями партийного секретаря в провинции Харбин по поводу расследования нелегального захвата земли. Проходил открытый суд и Чжао пришел на помощь.

«Чтобы посодействовать другу, я был должен учить законы без помощи других. Я готовился целый год», — гласит он. Чжао выслал письмо городского партийного секретариата, объясняя ситуацию и указывая, что его предшественник был нелегально обвинен. Чжао также просил в письме высвободить собственного друга, которого потом отпустили.

Из этого опыта Он сообразил, как мучаются люди на селе, и это воздействовало на его последующую судьбу. «Этот случай изменил мою жизнь», — гласит он. С того времени он стал журналистом с активной актуальной позицией.

В 2002 году Он начал работать журналистом в журнальчике Реформы Китая (China Reform), который издавала Государственная комиссия по развитию и реформам.

«Они все что-то расследовали, но их журналистские возможности не были довольно проф. Для их я делал сложные журналистские расследования», в том числе и по вопросу захвата земли у фермеров, гласит он.

Такое «прикрытие» Чжао давало ему возможность учить состояние самого низкого прослойки китайского общества, что и заинтересовало газеты New York Times. «Почти никто из китайских СМИ не изучил состояние этой группы людей», — гласит Чжао.

Джозеф Кан с New York Times, что управлял редакцией в Пекине, Чжао взял к для себя на работу, когда того уволили из журнальчика Реформы Китая сначала 2004 года. Сам Джозеф Кан не ответил на электрическое письмо с просьбой дать интервью.

Основная задачка Чжао заключалось в том, чтоб сделать первичное расследование, которое Кан либо другие сотрудники позже обработают, проверят и напишут статью.

Чжао имел сеть контактов для получения инфы о сплетнях в партийных кругах. Написанная им от руки записка об этом привела к аресту и осуждению Чжао на три года (2004-2007) с приговором «разглашение гос тайны», — по последней мере, таково официальное разъяснение.

Чжао считает, что таким макаром Ху Цзиньтао наказал его за помощь крестьянам. Обвинения в разглашении гос потаенны — это просто удачный повод.

Исследование несовершенства законов, чтоб помогать крестьянам

Для Чжао журналистика всегда была связана с активной актуальной позицией — помощи крестьянам отстаивать свои права на землю, которую партократы пробуют прибрать к рукам. «Как журналист я могу сделать это, не считая того меня истязает совесть. Кто же знает, как решить эту делему? Если я не расскажу об этом, то кто же?», — гласит он.

Он научился использовать несовершенство законов, чтоб помогать крестьянам биться с бюрократами, которые злоупотребляют своим служебным положением. А именно, Чжао учил фермеров, как привлечь к ответственности членов Всекитайского собрания народных представителей.

«Партократы очень нервничали по этому поводу и гневались», — произнес Чжао. Сейчас, когда он научился воспользоваться компом — в Китае у него не было таковой способности, — свои расследования он сверяет с информацией в вебе.

«Я конкретно не могу их уволить, но мы собираем подписи, как этого просит закон, чтоб достигнуть импичмента». 30 человек из района народного представителя могут написать заявление с требованием его отозвать.

«Я придерживаюсь вашего закона, чтоб выявить и уволить коррумпированных чиновников, которые захватывают крестьянскую землю, — сказал Чжао. — Это не призыв к бунту».

Он и далее делает эту работу и в то же время пишет и редактирует статьи для китайских изданий, чтоб заработать какую-то копейку на жизнь. В свои статьях, написанных под псевдонимом, Чжао также разоблачает коррупцию.

Чжао Янь считает, что похищение земли у фермеров является более разрушительной и дестабилизирующей деятельностью, которую на данный момент производит компартия Китая.

Почти всегда предпосылкой сотен тыщ «массовых беспорядков» либо уличных протестов в последние годы является захват земли и принудительное выселение фермеров. Они получают маленькую компенсацию за землю либо даже не получают ее вообщем. Местные бюрократы завлекают отряды для сноса домов и бандитов, которые самовольно употребляют насилие, чтоб ускорить процесс выселения.

По этому поводу написано много жалоб, появились бессчетные протесты, в сердцах людей поселился отчаяние, и в неких районах много людей на данный момент в глубочайшем отчаянии. Люди на публике поджигали себя и поступало много сообщений о липовые бомбы, заложенные с целью отомстить бюрократам.

«Если вы забираете их землю, вы забираете их средства для существования и ставите под опасность их способность выжить, — писал Чжао Янь, — таким макаром они обязаны биться за свою жизнь».

В протяжении 1000-летий восстания фермеров ускоряли падение царей китайских династий. Националистическая партия, которая была в Китае до прихода коммунистов, утратила свои позиции в итоге переворота фермеров (война с Японией, штатская война, коммунистическая агитация, перераспределение земли, естественно, также сыграли свою роль).

Чжао Янь считает, что коммунистическую власть поймет такая же судьба, благодаря силе народа. Чжао приводит традиционный китайский выражение, разъясняет борьбу коммунистов за последние 60 лет, после того как они пришли к власти на спинах фермеров: «Не только лодка может плавать по воде, да и вода может затопить».

Мэтью Робертсон, The Epoch Times

Оригинал на британском:The Epoch Times