Микроблоги меняют Китай

Будучи вожделенным механизмом для свободы слова, микроблоги стремительно распространились по всему Китаю, но так же стремительно и закрылись. После того как Twitter, Facebook и другие социальные сети сыграли главную роль в выборах в Судане в апреле 2010 года, китайский режим понял степень угрозы, которую микроблоги представляют для его правления.

На 8-й Китайской конференции по интернет-технологиям, которая прошла в июне такого же года в Пекинском институте, рассматривались такие темы, как «Twitter и политика» и «Подстрекательские природа микроблогов».

По теме «Twitter и политика» дискуссировалось, каким же образом большая часть политически активных китайцев, в том числе забугорных диссидентов и активистов за демократию, воспользовались Twitter. Эта дискуссия повлияла на другие электрические и печатные СМИ в Китае.

Относительно темы «Подстрекательские природа микроблогов» участники конференции направили внимание в главном на то, что блоги позволяют людям освещать протесты и сходу выкладывать информацию о событиях в веб в реальном времени.

Даже при том, что режим компартии понимал, каким потенциалом владеют микроблоги для мобилизации людей и распространение инфы, не подверженной цензуре, все таки 4 огромным доменам было разрешено открыть микроблоги. Денежные интересы сыграли главную роль в их открытии, и Пекин, имея долголетний опыт контроля над вебом, был уверен, что способен держать китайскую сеть в узде.

Наименее чем за 2 года эпоха микроблогов стала расцветать в Китае.

Админы доменов, похоже, приложили много усилий, чтоб уверить китайский режим в выгоде для страны личных аккаунтов в соцсетях.

В первом каждогоднем отчете относительно использования правительством микроблогов, размещенном в январе этого года, сообщалось, что 2011 год является первым годом микроблогов, спонсируются китайскими властями». Количество страничек правительственных агентств либо чиновников на пользующемся популярностью сервисе Weibo возросло на 200% по сопоставлению с 2010 годом.

Веб-сайт SINA (также узнаваемый как Weibo) подтвердил, что около 20 000 страничек сделанные бюрократами и держагентствами.

Китайские юзеры веба, в том числе бюрократы и обыденные граждане, и даже зарубежные наблюдатели направили внимание на активность Weibo в «обсуждении муниципального управления».

Много чиновников стали посмешищем после того, как открыли страничку на Weibo. Был случай, когда юзеры отследили, что один бюрократ из провинции Цзянсу переписывается со собственной любовницей при помощи микроблога. Сообщение на его страничке 20-летней Го Меймей, которая хвасталась о собственном благосостоянии и связях с организацией «Красный Крест», навлекли позор на эту международную компанию.

С целью держать под контролем публичное мировоззрение в микроблогах режим поощряет чиновников открывать свои странички и даже проводит тренинги, надеясь сделать лучше связь меж бюрократами и гражданами и сделать лучше таким методом образ страны.

Но по сути микроблоги чиновников оказали малозначительное воздействие. «В муниципальных микроблогах треть чиновников никогда не публиковала сообщение, а половина опубликовала наименее 10 сообщений», — писала газета Китайский экономический еженедельник в декабре прошедшего года.

Некие китайские ученые, которым небезразлична страна, в том числе и некие журналисты, использовали микроблоги, чтоб распространить призывы к свободе и демократическим ценностям. Несколько из их имеют 10-ки тыщ поклонников. Воздействие этих людей в микроблогах намного превосходит популярность знаменитостей и звезд спорта. Подобные странички отслеживаются режимом и нередко запираются.

Нильсен, исследовательская компания в области СМИ, опубликовала сравнительную характеристику микроблогов в США и Китае, отмечая, что печатные китайские СМИ подвергаются цензуре, что дает юзерам микроблогов уникальную возможность распространять симпатичную для обыденных юзеров информацию.

Но эту возможность угнетают. Под серьезным контролем режима компартии политическое давление, которое производят микроблоги в Китае, в главном, уничтожается.

Weibo достигнул большого воздействия на госаппарат страны после аварии скоростного поезда в городке Вэньчжоу в июле 2011 года. Юзеры веба немедля выпустили всякого рода информацию и фото после катастрофы, демонстрируя общественности, что вышло.

Потом китайский режим усилил контроль над Weibo.

Во время инцидента в селе Укань провинции Гуандун осенью прошедшего года, когда фермеры выгнали из села партийных чиновников, режим подверг цензуре все сообщения, связанные с этим случаем, и заблокировал неким влиятельным юзерам Weibo возможность публиковать комменты.

Например, моя страница на Weibo не позволяла мне загружать статьи, и я только могла читать сообщения — публиковать их не могла.

При помощи таких мероприятий режим закончил «підбурювальну природу» микроблогов в сей раз.

Чтоб свести риск от микроблогов до минимума, в декабре прошедшего года режим компартии начал спрашивать личные данные во время регистрации каждой странички. Главные домены закрыли много страничек в микроблогах, которые рассматривались как политически небезопасные. 4 странички на Weibo, принадлежащие мне, были заблокированы. После внедрения этих мероприятий много страничек на Weibo, которые не зарегались с внедрением личных данных юзера, было удалено.

В обычной стране правительственные органы обязаны иметь оборотную связь с обществом. В борьбе за контроль прессы и свободы слова Пекин выиграл определенное количество битв. Но я верю, что в самом конце он не избежит поражения.

Хе Цінлянь — узнаваемый китайский экономист, проживает в США. Создатель книжек «Подводные камешки Китая», которая повествует о коррупции во время китайской экономической реформы в 1990-х годах», также «Туман цензуры: контроль СМИ в Китае», где рассказывается о ограничения и трудности в работе китайских изданий.