От Ельцина до Путина: поразительная преемственность

Говоря о рф после 1991 года, принято выделять два десятилетия, что на 1-ый взор отличаются друг от друга: ельцинские 90-е как время демократизации и эмансипации от русского наследства и следующие годы путинского авторитарного режима, отмечены контролем над СМИ и оппозицией и пренебрежением базовых прав. Но если вглядеться внимательнее, можно увидеть, что в 2-ух этих режимов больше схожих черт, чем различий, и это сходство позволяет делать догадки о том, каким будет дальнейшее десятилетие, пишет Le Temps.

Борис Ельцин сохранился в нашей памяти как мужественный человек, бросивший вызов последней попытке сохранить советскую диктатуру в августе 1991 года, без насилия устранила гигантскую империю, которая провела экономическую реформу и приобщила Россию к демократическим ценностям. Но следующий разгон парламента посеял сомнения в приверженности Ельцина к принципам правового страны. Принятая при участии всего 54% избирателей новенькая конституция наделила президента широкими возможностями и берегла его от колебаний, связанных с плодами выборов, чем и пользовался как Ельцин, так и его преемник. А тот факт, что Ельцин смог удержать власть, не имея большинства в парламенте, успокаивает сегодняшний режим. Финансовая реформа Ельцина обернулась большой инфляцией, обнищанием населения и обогащением за счет одичавших приватизаций очень узенького круга «новых русских». Сумасшедшее вторжение в Чечню испугало и унизило страну. На выборах 1996 года Ельцин одолевает с наименьшим преимуществом, и то за счет фальсификаций, организованных сделанными им олигархами. Последняя иллюзия фуррора исчезает с денежным кризисом 1998 года.

Предназначение Владимира Путина совпадает с началом нового тысячелетия и возрождает в Рф надежду. Ему удается переломить ход чеченского конфликта, благодаря росту цен на нефть вернуть деньги страны, повысить ВВП, гарантировать своевременную выплату пенсий и зарплат и даже возвратить Рф интернациональный престиж. Но, как и в случае Ельцина, прогресс оказался призрачным, отмечает историк Андре Либих. «Хотя русские военные уже (практически) не погибают в Чечне, там от имени Кремля правит местный ожесточенный сатрап, теракты длятся по всей Русской Федерации, а Северный Кавказ ускользает из-под контроля центра. Экономический рост в один момент прекращается с началом денежного кризиса 2008 года, а ВВП обрушивается посильнее, чем в 1998 году, хотя резких мер удается избежать благодаря экономной «подушке», накопившейся за богатые годы. Коррупция же развивается дерзкими темпами», — пишет издание. В то же время экзистенциальные препядствия Рф никуда не делись: население и далее сокращается, система здравоохранения разваливается, и никакой режим не в состоянии победить вечное русское бедствие — алкоголизм, подчеркивает газета.

Те, кто пробует реабилитировать ельцинское десятилетие, молвят о контроле Кремля над СМИ и опасностях в адресок журналистов. Но конкретно в последние 10 лет цифровые средства инфы, сложнее поддаются контролю, сделали большой скачок, предлагая другие точки зрения. Хотя правительство пробует агрессивно держать под контролем развитие штатского общества, создавая самим для себя организации вроде «Наших», бурный рост неправительственных организаций ускользает из-под госконтроля, отмечает Либих.

«Как Путин, так и Ельцин заступали на должность, обещая конструктивные конфигурации. Ельцин лицезрел себя либеральным демократом, при котором Наша родина должна стать похожей на западную страну. Путин позиционировал себя как серьезного поборника права и обещал возвратить Рф достоинство и благосостояние. Оба президенты пережили период привязанности, а через какое-то время — очень куцее для Ельцина и поболее долгий для Путина — утратили народное доверие», — констатирует создатель статьи.

Тот факт, что оба президента обязаны противостоять одним и этим же противникам, позволяет оценить степень этой преемственности, отмечает издание, напоминая, что и ЛДПР, и КПРФ со своими сегодняшними фаворитами были главными соперниками действующей власти и 20 годов назад. Либо при помощи массовых нарушений, как Ельцин в 1996 году, с наименее масштабными фальсификациями, но Путин вероятнее всего будет переизбран президентом в 2012 году, признает газета. «Тем более, тень все тех же конкурентов и нескончаемые препядствия, с которыми сталкивается страна в критериях народного расстройства и недоверия, напоминают нам, что преемственность в Рф берет верх над переломом».

Перевод: InoPressa