Современная демократия: перспективы и развитие

Более обоснованную оценку демократии дает каждогодний отчет Economist Intelligence Unit 2011 года. В прошедшем году только 25 государств мира названы стопроцентно демократическими, в 53 государствах — плохая демократия, 37 государств с гибридными режимами и 52 страны с авторитарными.

Исследовав ситуацию в 165 независящих государствах, исследователи указали в отчете:

Публичное доверие к политическим системам в мире свалилась. Вышло много массовых беспорядков, которые могли поставить под опасность демократические правительства в ряде государств.

В 12-ти странах Восточной Европы, также в 7 странах Западной уровень демократии снизился.

Политическая непостоянность, неизменное балансирование на грани войны и банкротства оказали негативное воздействие на США, и страна оказалась в конце перечня стран со статусом «полная демократия».

На демократию в Латинской Америке плохо воздействовали случаи проявления насилия, торговля наркотиками и высочайший уровень преступности в неких странах.

В короткосрочной перспективе ситуация в Европе вызывает беспокойство — политические системы ЕС должны пережить непривычную для их экономию, новый экономический кризис в 2012 году, высочайший уровень безработицы и маленькие характеристики экономического роста».

В журнальчике «The Economist» приводятся данные, что практически половина всех государств в мире сейчас имеют демократический режим правления, но в прошедшем году только 25 из их названы «полностью демократическими», в 53 государствах — «ущербная демократия», 37 государств — с «гибридными режимами» и 52 страны с авторитарными режимами.

Действия в Африке и арабском мире

Посреди 44 стран Африки южнее Сахары (т.зв. субсахарской Африки), «The Economist» обусловил только одну страну с «полноценной демократией» (а. Маврикий), 9 с «ущербными демократиями», 11 государств с «гибридным правительством» и 23 — с «авторитарным». Это преуменьшает некие воодушевляющие признаки развития демократии в этих африканских странах — к примеру, с 1991 года, согласно другому отчету «The Economist», 30 правящих партий либо фаворитов были сдвинуты по результатам выборов.

В отчете подчеркивается, что внезапная демократизация в арабских странах разрушила огромное количество глуповатых стереотипов о Ближний Восток и Северную Африку. Последние действия проявили, что люди, где бы они не находились, желают иметь надежных фаворитов, также знать, какую политику они ведут и как ее ведут.

Во всех странах должна воцариться демократия. Недемократические и авторитарные правительства не должны под маской «стабильности» ограничивать политическую свободу. Мы не можем из ужаса к конструктивному исламу отрешиться от поддержки юных демократических стран. Также не надо поддаваться убеждениям деспотов, которые считают, что единственный метод поддержать конкретный ислам — это правление диктатуры. Есть наилучший путь, и конкретно его выбирают люди всего арабского мира.

Для 33 членов Лиги арабских стран, государств с бессчетными мусульманскими общинами, основная неувязка с демократической точки зрения — это то, как осознавать слова из святого Корана: «Командуй верно и воспрещай неверное».

Когда Индонезия, наикрупнейшая мусульманская демократическая страна, провела парламентские выборы в 2009 году, поддержка экстремистских партий уменьшилось. Большая часть избирателей, казалось, были больше озабочены ростом экономики и наличием неплохой работы. В целом поддержка фундаменталистских партий* ослабела. Также в 2008 году на выборах в Малайзии большая часть избирателей проголосовала за партии, которые обещали управлять государством в интересах ее людей, в то время как партии, в каких были чисто религиозные взоры, остались «вне игры».

* Фундаментализм — одно из течений в религии, чьи последователи отличаются последней ортодоксальностью и злостью. Они считают, что во имя спасения необходимо возвратиться к постулатам, которые изложены в основополагающих текстах религии.

Сирия и демократия

Невзирая на огромное количество глупых злодеяний режима Асада в Сирии, если демократическая революция в какой-то момент произойдет, она могла бы поменять региональную стратегическое равновесие сил. Возможность такового финала стращает диктаторов в Китае, Иране, Северной Корее и других странах. Турецкая демократия, также усилия по демократизации Египта поощряют последних исламистов находить общий язык с умеренными мусульманами.

Европа и демократия

«The Economist» отмечает, что в Центральной и Восточной Европе и Балканах наблюдалось понижение поддержки демократического режима, но признает, что это быстрее отражает не желание возвратиться к авторитаризму, а «истощение современных политических систем, и общее разочарование и апатию». Все же, в странах бывшего Русского Союза люди больше склоняются к демократическим переменам.

Наша родина и демократия

Владимир Путин одержал победу на последних выборах в президенты 4 марта, но русские и международные наблюдатели отметили суровые нарушения во время подсчета голосов, так и во время маркетинговой кампании. Похоже, что за него голосовали в главном на Урале, в Сибири и других местах, где стремятся к порядку и поддерживают идею государственной гордости. Но обитатели Москвы и Санкт-Петербурга желали бы созидать другого фаворита.

Джереми Кінсмен, засол Канады в Москве в 1990-х годах и директор Совета общества демократий (ССД), после недавнешнего возвращения из Рф произнес: «В массовых демонстрациях против Путина, в конце концов, можно узреть демократические признаки нынешней России»

В месяц до голосования Миша Горбачев предсказал, что Путин будет низложен новым «поколением гласности» в Рф. Горбачев добавил, что Путину не следовало бы готовить для себя место на 3-ий срок после контракта обменяться местами с президентом Дмитрием Медведевым: «Трудности, которые встанут перед Путиным, состоят в том, что в стране накопилось огромное количество заморочек. Много людей, включая близкое окружение Путина, ощущают, что они находятся в собственного рода тупике… Пришло время для обновления и замещения этой группы правителей».

Хрупкие цивилизации и демократия

Знатный президент Фонда за мир Полин Бейкер поведала о состоянии демократии в нестабильных государствах. Ее веселит то, что скинули неких диктаторов в Северной Африке и на Ближнем Востоке, что роль народа в политической жизни, в противовес военным переворотам и убийствам, становится главным способом свержения непопулярных фаворитов в почти всех регионах мира. Она согласна с тем, что выборы являются одним из главных частей демократии, но считает, что вероятен конфликт, если «выборы провели очень стремительно с нарушениями, отсутствием прозрачности, также с применением насилия».

Исходя из убеждений Бейкер, создание демократического муниципального управления — наилучший метод избежать появления возможных заморочек, таких как штатские и религиозные конфликты, национальные противоречия. Это подразумевает написание новых конституций, обеспечения главных прав и свобод, проведение свободных и добросовестных выборов, также создание либо реформирование главных институтов страны. Она считает, что более показательным и удобным является пример Туниса, где было проведено учредительное собрание для написания новейшей конституции и назначено временное правительство.

Авторитарные режимы

Когда Центральная и Восточная Европа ополчилась против тоталитаризма в 1989 году, весь остальной мир поторопился поддержать их. Когда монахи в Мьянме провели акции протеста против военного правительства в стране в 2007 году, мы поддерживали их и гласили, что генералы должны уйти. Когда режим Ирана начал кровавое угнетение мирных демонстраций после масштабной президентской кампании в 2009 году, мы востребовали, чтоб лица, ответственные за это грех, понесли наказание. Мы осознаем, что смена режима после многих лет деспотизма может привести к кавардакам. Мы понимаем, что могут быть допущены ошибки. Демократические процессы всюду идут с переменным фуррором, то продвигаясь вперед, то отступая.

Надежда на демократию

В странах с многопартийной демократией обитатели добровольно передают правительству право управлять государством, но они должны оставаться вовлеченными в политические процессы, чтоб держать под контролем не плохое управление. Цель заключается в том, чтоб обеспечить для всех людей всеполноценную жизнь и равные права, и чтоб в социальной, религиозной и государственной сфере наблюдалась гармония.

Некие правительства во вред демократическому развитию изменяют своим принципам ради экономических выгод либо ради своей, как им кажется, безопасности. Они превозносят насильные и тоталитарные режимы. Сколько раз люди, которые пробовали отстоять верховенство закона и главные свободы, оказывались в немилости у правительств демократических государств, которые страшились утратить какую-то выгоду в случае их поддержки. Демократия всегда должна стоять против подавления, репрессий, коррупции, расовой либо религиозной дискриминации и поддерживать почтительное отношение ко всем людям и культурных общин.

Чтоб такая мысль была воспринята в мире, нужно проводить широкомасштабное обучение демократическим принципам. Нужная вещь, Справочник дипломата о развитии демократии на веб-сайте Совета общества демократии (англ. языке).

Сейчас демократия существует во всех регионах мира. Желание всего населения земли иметь рачительные правительства, ценить достоинство каждого жизнь и обеспечить верховенство закона — такая движущая сила демократии.

Дэвид Кілгур

Дэвид Кілгур является сопредседателем организации «Канадские друзья демократического Ирана» и директором «Совета общества демократии» в Вашингтоне, США. Он был членом Парламента Канады в 1979-2006 гг. За этот период времени он занимал должность госсекретаря Латинской Америки и Африки в 1997-2002 гг., а позднее — Азиатско-Тихоокеанского региона (с 2002-го по 2003 год). Дэвид Кілгур был номинирован на Нобелевскую премию мира в 2010 году.